Опровержение аргументов вида «транс-женщины — не женщины»

Оригинал: «Debunking “Trans Women Are Not Women” Arguments»Julia Serano
Переводчица: Мракья

Woman. Photo by FreeImages. Johanna Ljungblom

Недавно я давала интервью газете «Нью-Йорк таймс» о своей работе и трансфеминистских публикациях. Из наших общих бесед перед интервью я знала, что интервьюер планирует спросить моё мнение по поводу утверждений Чимаманды Нгози Адичи начала этого года о том, что транс-женщины якобы не являются женщинами. Поэтому, готовясь к интервью, я решила вновь обратиться к своей первой книге «Whipping Girl: A Transsexual Woman on Sexism and the Scapegoating of Femininity» и собрать список всех аргументов, которые я приводила в ней, чтобы опровергнуть подобные утверждения. Я высказала некоторые из этих контраргументов во время интервью, но только часть из них вошла в окончательный вариант статьи (так как она была отредактирована по объёму). Поскольку утверждения вида «транс-женщины — не женщины» повторяются регулярно (зачастую и людьми, называющими себя «феминистками»), я подумала, что стоит собрать все мои соответствующие контраргументы в одном эссе.

Вступление: относительно термина «цисгендерность»

В этом эссе я буду использовать термины «цис» или «цисгендерность» для обозначения женщин, которые не являются трансгендерными. Логику, стоящую за этой терминологией, я разъясняла в своём FAQ по цис-терминологии, а также в двух дополнительных последующих эссе, с которыми можно ознакомиться здесь. Женщины, настаивающие на том, что транс-женщины не являются женщинами, часто возражают против того, чтобы их самих называли цис-женщинами, ошибочно полагая, будто это каким-то образом «подрывает их женственность». В действительности это вовсе не цель такой терминологии. Единственная цель термина «цис» — обозначить немаркированное большинство (аналогично белым женщинам, гетеросексуальным женщинам, трудоспособным женщинам и т. п.). Другими словами, называя кого-то «цисгендером», вы просто подразумеваете, что у него или неё не было трансгендерного опыта.

Реалии транс-женщин

Транс-женщины сильно отличаются друг от друга. Возможно, единственное, что нас объединяет, — это сознание неправильности того, что при рождении нам был приписан мужской пол и/или что вместо этого мы должны быть женщинами. Хотя некоторые цисгендерные люди отказываются принимать наш опыт всерьёз, факт в том, что трансгендерных людей можно встретить практически в каждой культуре и на протяжении всей истории человечества; по существующим оценкам, мы составляем 0,2—0,3 % населения [или, возможно, больше, см. примечание ниже]. Иными словами, мы существуем.

Лично я потратила несколько лет, пытаясь разобраться в необъяснимых и неудержимых чувствах, которые испытывала, прежде чем семнадцать лет назад наконец приняла решение о трансгендерном переходе. С тех пор я живу как женщина. Каждый день моей жизни люди воспринимают меня как женщину и относятся ко мне как к женщине, в результате я регулярно сталкиваюсь с сексизмом. Цис-феминистки, считающие, что транс-женщины не являются женщинами, зацикливаются на вопросах идентичности («Как может „мужчина“ называть себя женщиной?»), при этом намеренно упускают из виду или преуменьшают тот факт, что у нас есть реальный опыт жизни в качестве женщин.

Как и женщины в целом, многие трансгендерные женщины являются феминистками. Феминизм и трансгендерный активизм ни в коем случае не являются несовместимыми или взаимоисключающими. Как феминистки, признающие интерсекциональность, мы считаем, что необходимо бороться за прекращение всех форм сексизма и маргинализации, включая как традиционный сексизм, так и трансфобию. Насильственное выделение транс-женщин в отдельную группу, отличную от цис-женщин, никоим образом не способствует достижению главной цели феминизма — искоренению сексизма.

Заблуждение о «биологических женщинах»

Утверждения о том, что транс-женщины не являются женщинами, часто основываются на эссенциалистских (и поэтому неверных) биологических допущениях. Например, люди могут утверждать, что транс-женщины не являются «генетическими женщинами», несмотря на то, что мы не можем с лёгкостью определять половые хромосомы любого человека. Действительно, большинство людей даже никогда не проводили анализ своих половых хромосом, а прошедшие его иногда бывают удивлены результатами.

Другие распространённые апелляции к биологии касаются вопросов размножения — например, утверждение, что у трансгендерных женщин нет менструаций или они не могут забеременеть. При этом игнорируется тот факт, что некоторые цисгендерные женщины на протяжении всей жизни также никогда не имеют менструаций и/или не могут забеременеть.

Аргументы о гениталиях также проблематичны: гениталии женщин сильно различаются, и, как и в случае с хромосомами и репродуктивными способностями, мы не можем легко лицезреть гениталии других людей при повседневных встречах. Если мы с вами встретимся, должна ли я отказаться признать вас женщиной или называть вас женщиной, пока вы не покажете мне свои гениталии? И, откровенно говоря, что может быть более сексистским, чем свести женщину к тому, что у неё между ног? Разве это не именно то, что мужчины-сексисты делали с женщинами на протяжении многих веков?

Я бы сказала, что все эти апелляции к биологии по своей сути являются антифеминистскими. Сексисты регулярно оскорбляют женщин, ссылаясь на реальные или предполагаемые биологические различия. Феминистки уже давно выступают против объективации наших тел и утверждают, что мы не сводимся к биологическому. Поэтому для любой феминистки лицемерно использовать аргументы о «биологии» и «частях тела» в попытках отвергнуть транс-женщин.

Заблуждение о Кейтлин Дженнер

В наши дни при аргументах вида «транс-женщины-не-женщины» люди неизменно ссылаются на Кейтлин Дженнер, обычно выдвигая следующий тезис: «Как может кто-то вроде Дженнер, которая всю жизнь прожила как мужчина и испытала связанные с этим привилегии, утверждать, что она женщина?». В этом конкретном примере, вероятно, есть апелляция к биологии, поскольку многие люди помнят Дженнер как физически маскулинного десятиборца. Но основной посыл аргумента в том, что женщины являются женщинами якобы в силу социализации и/или опыта столкновения с сексизмом.

А как же тогда я? Я прожила бо́льшую часть своей взрослой жизни как женщина, а не как человек, которого воспринимали как мужчину, и с момента моего перехода я испытала на себе множество проявлений сексизма: нежелательные реплики и сексуальные домогательства на улице, попытки изнасилования на свидании, разговоры мужчин обо мне или несерьёзное отношение и так далее. А как насчёт молодых транс-девушек, которые осуществляют социальный трансгендерный переход в раннем возрасте, и у которых никогда не было опыта быть воспринимаемыми или рассматриваемыми в качестве мужчин? Если вы приводите аргументы «социализации» или «опыта сексизма», то вам придётся признать, что многие транс-женщины тоже имеют такой опыт, и поэтому являются женщинами по этим критериям. Даже личности, осуществившие поздний переход, подобно Дженнер, сталкиваются с сексизмом, когда люди начинают воспринимать их как женщин. И даже если транс-женщина является открыто трансгендерной, она всё равно будет сталкиваться с сексизмом в форме трансмизогинии.

Если вы на стороне аргумента «женщины — это женщины по причине социализации», то я прошу вас вдуматься в следующий сценарий: молодую девушку против воли заставляют жить как мальчика. Достигнув совершеннолетия, после многих лет мужской социализации и привилегий, она объявляет, что идентифицирует себя как женщину и начинает жить как женщина. Примите ли вы её в качестве женщины? Если ваш ответ «да», то с вашей стороны будет лицемерием не признавать транс-женщин женщинами. (Фактически, сценарий «принуждение против её воли к жизни в качестве мальчика» — это именно то, как многие транс-женщины описывают своё детство).

Чаще всего люди, утверждающие, что транс-женщины не являются женщинами, приводят одновременно биологические и социализационные аргументы, хотя на первый взгляд они противоречат друг другу (то есть, если биология является главенствующим критерием, то социализация не должна иметь значения, и наоборот). Подобно своим коллегам-гомофобам, которые апеллируют к биологии («Бог создал Адама и Еву, а не Адама и Стива»), а затем лицемерно ссылаются на социализацию (например, утверждая, что люди могут стать геями в результате «гомосексуального плана, в который вовлечены учителя-геи»), толпа «транс-женщины-не-женщины» отчаянно смешивает всё в кучу, вместо того, чтобы попытаться привести связный аргумент.

Хотя гендерная социализация вполне реальна, все мы способны преодолеть или выйти за пределы социализации, которую прошли в детстве. И гендерная социализация не прекращается при достижении зрелого возраста: люди постоянно сталкиваются с гендерным социальным давлением, ожиданиями и препятствиями на протяжении всей своей жизни. Если вы считаете, что эти утверждения верны для цис-женщин, то они должны быть верны и для транс-женщин.

Заблуждения о «мужской энергии» и «мужских привилегиях»

Одно из ответвлений аргумента о социализации звучит примерно так: несмотря на переход в женский пол и существование в обществе в качестве женщин, транс-женщины всё же обладают «мужским привилегиями» или «мужской энергией». Утверждение о «мужской энергии» кажется мне особенно сексистским, поскольку оно подразумевает, что мужчины обладают некой магической или мистической жизненной силой, которой женщины не обладают или не могут обладать.

Подобные утверждения, похоже, основаны на допущениях или проекциях. Например, за многие годы, в течение которых я воспринималась окружающими как цисгендерная женщина, мне ни разу не приходилось сталкиваться с тем, чтобы кто-то обнаружил у меня «мужские привилегии» или «мужскую энергию». Однако, узнав, что я трансгендерна, некоторые люди, вероятно, усматривают такие черты в моем поведении. На самом деле, если я скажу вам, что какая-то женщина трансгендерна (даже если это неправда), вы, возможно, начнёте (ре)интерпретировать её поведение подобным образом: расценивать любые проявляемые ею томбойские или буч-тенденции как «мужскую энергию», а также воспринимать в качестве признака глубоко укоренившихся в ней «мужских привилегий» каждый случай, когда она отстаивает свои интересы или не даёт себя в обиду.

Мужские привилегии — это вполне реальная вещь. В своей книге «Whipping Girl» я подробно рассказала о своём личном опыте их получения и последующей утраты после трансгендерного перехода. Однако не все транс-женщины обладают мужскими привилегиями (в частности, речь о молодых транс-девушках). Более того, основной целью разговоров о привилегиях (будь то привилегии мужчин, белых, среднего/высшего класса, трудоспособных или натуралов, и т. д.) является повышение осведомлённости о преимуществах, которые члены доминирующей группы/большинства получают из-за того, что не сталкиваются с определённым типом сексизма или маргинализации. И тот факт, что толпа «транс-женщины-не-женщины» постоянно твердит о реальных или воображаемых мужских привилегиях транс-женщин, но при этом отказывается признавать или исследовать свои собственные цисгендерные привилегии, показывает, что их беспокойство по поводу привилегий является неискренним, и что они используют этот концепт просто для того, чтобы делегитимизировать идентичность и жизненный опыт транс-женщин как женщин.

Заблуждение «транс-женщины — карикатуры на женщин»

Это заблуждение некоторым образом пересекается с заблуждением о Кейтлин Дженнер, и звучит примерно так: транс-женщины не могут знать, каково это — быть женщиной. Следовательно, к переходу их подталкивает крайне поверхностное или стереотипное представление о том, что значит быть женщиной, основанное на общепринятых женских идеалах, которые многие феминистки отвергают. Другими словами, транс-женщины якобы не являются настоящими женщинами, скорее просто превращают себя в «пародии» или «карикатуры» на женщин. Люди, выдвигающие такие аргументы, часто дополнительно ссылаются на мужские привилегии — например, намекая на то, что именно «мужское высокомерие» или «мужское превосходство» заставляет транс-женщин предполагать, что мы можем понять женщин и/или стать женщинами.

Существует множество проблем с этой аргументационной линией:

  1. Она опирается на крайне негативное представление о женском гендерном самовыражении (которое я развенчала в своих работах) и подразумевает, что традиционно женственные цисгендерные женщины также ведут себя поверхностно и/или укрепляют стереотипы.
  2. Она игнорирует существование многих трансгендерных женщин, которые являются убеждёнными феминистками и/или не являются традиционно женственными.
  3. Транс-женщины совершают переход не из-за желания быть женственными; мы совершаем переход из-за осознания того, что являемся или должны быть женщинами (обычно это называется гендерной идентичностью).
  4. Транс-женщины, которые являются традиционно женственными, никоим образом не утверждают и не намекают на то, что все женщины должны быть стереотипно женственными, или что женственность — это всё, что нужно для того, чтобы быть женщиной. Как и цис-женщины, транс-женщины одеваются так для самовыражения, а не для того, чтобы критиковать или карикатурно изображать других женщин.
  5. Эта линия рассуждений обвиняет транс-женщин в том, что мы высокомерно предполагаем, что знаем о том, что испытывают цис-женщины, в то время как мы ничего подобного не делаем. В действительности, именно цис-женщины, выдвигающие это обвинение, высокомерно предполагают, что знают, что испытывают транс-женщины и что нами движет.

Будучи транс-женщиной, я первая признаю, что не могу знать, что испытывает или чувствует любая другая женщина внутри. Но дело в том, что толпа «транс-женщины-не-женщины» тоже не может знать, что испытывает или чувствует любая другая женщина! Все женщины разные. У нас есть некоторый общий опыт, но мы также отличаемся друг от друга во всех возможных отношениях. Все транс-женщины, которых я знаю, признают это разнообразие. В отличие от них, именно цис-женщины, которые пытаются исключить нас, похоже, имеют единственное поверхностное стереотипное представление о том, что такое женщина, или о том, что испытывают женщины.

И последнее замечание: утверждение «транс-женщины — это карикатура на женщин» очень близко к утверждению «транс-женщины укрепляют сексизм», которое я развенчиваю в нижеследующей ветке «Твиттера»:

Заблуждение о «мозговых различиях»

Если вы трансгендерный человек (без цис-привилегий), люди будут часто требовать от вас объяснений или оправданий вашей гендерной идентичности. Одна из распространённых ответных реакций — сказать что-то вроде: «я родилась с женским мозгом, несмотря на мужское тело». Во многих случаях это намеренное чрезмерное упрощение со стороны транс-человека — попытка разложить все сложности трансгендерного опыта на части, которые может понять среднестатистический цисгендерный человек. В других случаях транс-человек может ссылаться на исследования, которые показывают, что в нескольких сверхмалых гендерно-диморфных областях мозга трансгендерные женщины больше похожи на цисгендерных женщин, чем на цисгендерных мужчин. (Мнение транс-людей по поводу этих исследований различается — от достоверности или предварительности до недостоверности.)

Однако некоторые цис-феминистки выводят из этого заключение, что все транс-люди придерживаются эссенциалистских убеждений о женском и мужском мозге, следовательно мы являемся оскорблением для феминизма. Часто они приводят подобные аргументы одновременно с эссенциалистскими утверждениями (например, относительно репродуктивных способностей) лишь для того, чтобы отрицать наши идентичности (как это делает Элинор Буркетт в своей статье-транс-женщины-не-женщины; см. видео, где я опровергаю её аргументы).

Заблуждение о Рэйчел Долежал

Наряду с Кейтлин Дженнер, в современных аргументах «транс-женщины — не женщины» почти всегда упоминается Рэйчел Долежал. Подразумевается, что «мужчина», утверждающий, что является женщиной, так же нелеп (и так же обеспечен привилегиями), как белый человек, утверждающий, что он чёрный. Но вот в чём дело: Рэйчел Долежал — это один человек. В отличие от неё (как я уже упоминала ранее), трансгендерные люди — это общекультурное и трансисторическое явление, составляющее примерно 0,2—0,3 % населения [примечание: одна из читательниц отметила, что более поздние исследования показывают, что этот показатель может составлять 0,6 % или выше]. Если вам интересно узнать больше о гендерно-вариативных людях, их истории и культурном разнообразии, вот примечание из моей книги «Excluded: Making Feminist and Queer Movements More Inclusive»:

4. Reviewed in Vern L. Bullough and Bonnie Bullough, Cross Dressing: Sex and Gender (Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1993); Califia, Sex Changes, 120—162; Gilbert Herdt, Same Sex, Different Cultures: Exploring Gay and Lesbian Lives (Boulder, CO: Westview Press, 1997); Gilbert Herdt (ed.) Third Sex, Third Gender: Beyond Sexual Dimorphism in Culture and History (New York: Zone Books, 1996); Leslie Feinberg, Transgender Warriors: Making History from Joan of Arc to Dennis Rodman (Boston: Beacon Press, 1996); Serena Nanda, Gender Diversity: Cross-cultural Variations (Prospect Heights: Waveland Press, 2000); Joan Roughgarden, Evolution's Rainbow: Diversity, Gender, and Sexuality in Nature and People (Berkeley: University of California Press, 2004).

Заблуждение «транс-женщины отказываются признавать какие-либо различия»

Люди, выступающие в защиту транс-женщин, часто настаивают на том, что существует различие между цис-женщинами и транс-женщинами, но транс-женщины отказываются признавать это различие. Меня такие утверждения бесконечно расстраивают. Я ни разу в жизни не слышала, чтобы транс-женщины утверждали, что наш опыт на 100 % идентичен опыту цис-женщин. Действительно, сам факт, что мы в транс-сообществе называем людей «трансгендерными» и «цисгендерными», указывает на признание потенциальных различий!

Проблема не в том, что мы (то есть транс-женщины) отказываемся признавать какие-либо различия, а скорее в том, что толпа «транс-женщины-не-женщины» отказывается признать наши многочисленные сходства.

В 1960—1970-х годах было время, когда многие гетеросексуальные феминистки хотели аналогичным образом исключить лесбиянок из женских организаций и из феминизма. Оправдания, которые они выдвигали, были до жути похожи на аргументы «транс-женщины — не-женщины»: они обвиняли лесбиянок в том, что те «угнетающе мужеподобны» и «укрепляют систему пола/класса» (см. предыдущую ветку в «Твиттере»). Если вы прочитаете статью в Википедии, на которую я ссылалась в начале этого параграфа, вы увидите, что лесбиянки дали отпор таким обвинениям. Они делали это не потому, что считали, что на 100 % идентичны гетеросексуальным феминисткам, а так как некоторые феминистки пытались исключить их из феминизма и из категории «женщин». Люди, выдвигающие аргументы «транс-женщины — не женщины», пытаются сделать с нами точно такое же сейчас.

Транс-женщины — это женщины. Мы можем не быть «точно такими же», как цис-женщины, но, опять же, цис-женщины тоже не все одинаковые. Нас объединяет то, что мы идентифицируем себя как женщин и движемся по жизни как женщины. И поэтому мы все регулярно сталкиваемся с сексизмом. Именно на этом мы должны сосредоточиться и противостоять сексизму вместе. И, как я уже сказала в самом начале, выделение транс-женщин в отдельную группу, отличную от цис-женщин, никоим образом не способствует достижению главной цели феминизма — покончить с сексизмом. На самом деле, это только подрывает наше общее дело.

Примечание 27/05/2020: Несколько комментаторов жаловались, что в этом эссе я не предложила «правильного определения» понятия «женщина». Любой, кто хоть немного знаком со словарями, может сказать вам, что большинство слов в английском языке имеют несколько (иногда много!) значений, и «женщина» не является исключением. Это делает аргументы «транс женщины не женщины» особенно фрустрирующими, так как их сторонники постоянно меняют своё определение «женщины» (биология ли это? социализация? «энергия»? опыт сексизма? определитесь!) в своих попытках исключить транс-женщин. Поэтому здесь я попыталась рассмотреть *все* эти потенциальные определения. Если вам интересно, как лично я могу определить это понятие, то этот краткий отрывок из моей книги «Excluded» должен дать вам некоторое представление. Если вам интересно, как другие феминистки определяли понятие «женщина» за последние полвека, я настоятельно рекомендую вам прочитать эссе Талии Беттчер «When Tables Speak» (Когда говорят столы).

Примечание 25/06/2020: В связи с недавним заявлением Дж. К. Роулинг несколько комментаторов пожаловались, что в этом эссе не рассматривается вопрос «безопасности женщин» (под которым они подразумевают безопасность цисгендерных женщин, но не транс-женщин, поскольку на последних им, похоже, наплевать) — подразумевается, что транс-женщины представляют прямую или косвенную угрозу для цисгендерных женщин в пространствах только для женщин. Это отвлекающий аргумент — многочисленные исследования ясно показали, что это допущение не соответствует действительности: см. Barnett et al., 2018 (кратко изложено в этой статье ThinkProgress), Hasenbush et al., 2018 (кратко изложено в этой статье Teen Vogue), и статью 2014 года Media Matters «15 экспертов опровергают миф правых о трансгендерных уборных». Единственные люди в 2020 году, которые приводят сомнительные доводы о том, что транс-женщины представляют такую угрозу для цис-женщин, — это те, кто хочет исключить транс-женщин априори.