«Об учёте андроцентризма и гендерной асимметрии в обучении современному английскому языку» — Анна Себрюк PDF-файл

Несмотря на существующий в отечественной лингвистике интерес к гендерным исследованиям в английском языке, данная тема по-прежнему остаётся в пределах теоретического знания и недостаточно освещается в сфере практического обучения. Тем не менее выбор используемых языковых средств задает параметры восприятия действительности, формирует видение мира и служит основой успешной межкультурной коммуникации.

Феминистские идеи об андроцентризме и гендерной асимметрии английского языка, а именно неравномерная представленность в языке лиц разного пола, стали неотъемлемым компонентом идеологии культуры англоговорящих стран. Осведомлённость в этом вопросе помогает избежать конфликтов в процессе межкультурной коммуникации.

В наше время в Западной Европе наблюдается значительное повышение интереса к области гендерно-нейтрального языка. Данная тенденция обусловлена современными социокультурными явлениями, происходящими в США и ряде европейских стран. Движение за равноправие всех членов общества оказало существенное влияние на все сферы жизни и на язык в частности.

С 1960-х годов наиболее распространённые европейские языки начали подвергаться социальному давлению со стороны групп феминистов и правозащитников, желающих избавиться от любого проявления половой дискриминации1.

Особую популярность феминизм приобрел в США. Расцвет философии постмодернизма послужил возникновению феминистской критики языка, идеей которой является скрупулезное изучение систем языка и последующая ликвидация всех выявленных фактов лингвистического сексизма. Под сексизмом понимаются идеология и практика дискриминации людей по признаку пола. Первым весомым вкладом в феминистскую критику языка стала работа Р. Лакофф «Язык и место женщины» в 1975 году, которая обосновала андроцентризм языка и ущербность образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке². Как и многие индоевропейские языки, английский язык так же предпочитает мужские формы для обозначения лиц любого пола или группы лиц разного пола. Глубоко укоренившаяся в сознании каждого человека идея гендерной сегрегации воспринимается естественной не только мужчинами как субъектами власти, но и ее объектами — женщинами.

Необходимо отметить, что гендерная асимметрия в языковой системе вполне укладывается в рамках гипотезы лингвистической относительности Сепира — Уорфа, согласно которой язык есть не только продукт развития общества, но и средство формирования его мышления и ментальности3. Гендерная асимметрия прослеживается в тех случаях, когда проявляется не прямой акт целенаправленного подавления и угнетения человека, принадлежащего к той или иной гендерной группе4. Данное понятие принято использовать в основном как культурологический аналог политизированного понятия дискриминации. Синонимичны гендерной асимметрии понятия гендерного неравенства или дисбаланса. Главной особенностью гендерной асимметрии, на наш взгляд, является то, что она завуалированно меняет расстановку акцентов в социально-взаимных отношениях между полами, приводя к негативным последствиям для всего общества.

Многим европейским языкам в той или иной мере присущ андроцентризм. Самым ярким примером является отождествление понятия «человек» и «мужчина» (man в английском, homme во французском, Mann в немецком языке). Как известно, язык непременно отражает все явления, происходящие в обществе. Не стало исключением и мужское доминирование во всех его аспектах (неравноправие женщин, ограниченная сфера деятельности женщин и пр.). Тем не менее именно английский язык в силу своего общемирового влияния подвергается критике больше других. Согласно ряду известных феминистски настроенных американских лингвистов английский язык не только антропоцентричен, но и андроцентричен5-6.

С позиций феминистской критики английский язык содержит в себе мощный инструмент сохранения патриархальных ценностей, укореняющий сексизм. Наличие сексизма в языке ведет к отчуждению женщин от полноправия в обществе. С детства их заставляют видеть вещи с мужской точки зрения.

Сексизм в английском языке представляет собой отражение сексизма в социальной реальности. Д. Спендер дает характеристику английскому языку как «manmade», считая, что он продолжает вносить значительный вклад в дело угнетения и объективизации женщин⁶. Многие традиционные лексемы стали восприниматься как стереотипные и негативно окрашенные.

В используемых языковых средствах отражается мужская картина мира, в то время как женщинам отводится второстепенная роль. При этом мужское доминирование ощущается как естественное и очевидное, а значит, справедливое. Язык не отражает адекватно присутствие женщин в обществе (male language). В исследовании Д. Спендера приводятся данные о том, что в английском языке больше слов, предназначенных для обозначения мужчин, чем женщин, а негативную коннотацию они несут гораздо реже[6, c. 36].

Говоря о сексизме, нельзя не поднять вопрос о гендере. В англоязычном обществе обозначилась необходимость разграничивать биологический пол (sex) и социальный (gender). Первый обозначает совокупность анатомофизиологических особенностей организма, а второй является социокультурным аспектом половой принадлежности человека, спектр характеристик, относящихся к феминности и маскулинности[7, c. 5].

Понятие гендера охватывает сложнейший социокультурный процесс. Человеческое общество создаёт различие мужского и женского поведения, определяет социальные роли, эмоциональные и ментальные особенности мужчин и женщин и их взаимоотношения между собой.

При гендерном подходе главной идеей является то, что важны не физические и биологические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям⁷.

Далее мы приводим основные проблемы в английском языке со стороны феминистской критики:
1) Отождествление понятий человек и мужчина («man»). (We want to hire the best men we can get for this job. Matthew 19:3 — …is it lawful for a man to put away his wife for every cause?).
Ориентированность на мужчин достаточно ярко проступает даже при беглом анализе английских аффиксов. Андроцентризм языка, при котором создаётся основанная на мужской точке зрения картина мира, где женщина предстаёт в роли объекта или своего рода производной от мужчины. К примеру, продуктивные суффиксы -ess, -ette образуют женский род у существительных. Слова с таким суффиксом имеют пару, то есть слово с мужским значением (heir — heiress, actor — actress, usher — usherette). Тем не менее мужских суффиксов нет из-за ориентации английского языка на мужское начало. Так, существительному poet в словаре Merriam Webster дается определение «a person who writes poetry: a maker of verses». Однако poetess объясняется как «a girl or woman who is a poet». То же самое наблюдается и во многих других случаях (actress, princess, ambassadress)8. Практика определять женщину через мужчину, а не через нее саму, — это многовековая установка маскулинно-ориентированного мира, отражённая в языке9. В английском языке именно существительное с мужской референцией способно выполнять роль гендерно-нейтрального. Например, в паре лексем waiter — waitress метагендерное значение имеет waiter, а не waitress.

2) Наличие гендерно-специфических (гендерно-ориентированных) профессий (congressman, chairman, salesman).
В ходе исторического развития Европы самыми престижными профессиями, как правило, обладали мужчины (doctor, businessman, lawyer)5. В результате в названиях профессий проявляется явная мужская коннотация. Гендерно-маркированные существительные, обозначающие женские профессии с суффиксами -man, -ette, -ess, -trix, отображают несерьёзное или презрительное отношение (laundress, manageress).

3) Употребление связанных с семейным положением обращений Miss и Mrs в адрес незамужних и замужних женщин. В то время как в языке отсутствуют подобные обращения для мужчин, подразумевая, что в обществе их семейный статус менее важен, чем семейный статус для женщин.

4) Непараллельное использование существительных, обозначающих лиц мужского и женского пола, то есть порядок слов, при котором слова мужского рода стоят перед словами женского рода (Husband and wife, father and mother, brother and sister. I pronounce you man and wife, Lecturers and their wives are invited to attend).

5) Использование слов, отражающих гендерные стереотипы (virile «мужественный», — положительная коннотация по отношению к мужчинам, ladylike «женоподобный» — уничижительная характеристика для мужчины).

Фемининность и маскулинность резко разграничены и противопоставлены друг другу, как отмечает А. В. Кирилина, в качественном (положительная и отрицательная оценка) и в количественном (доминирование мужского как общечеловеческого) отношении[4, c. 91]. Например, такие глаголы как roar, growl, bellow ассоциируются с субъектами мужского пола, а squeal, shriek, purr — с женским. Прилагательные Manly, virile, strong, brave принято соотносить с ожиданиями от мужчин, в то время как weak, delicate, modest, soft, timid вызывают ассоциации с женщинами.

6) Существительные женского рода чаще всего представляют собой производные от мужских. Номинация мужчины женским обозначением, однако, всегда несёт в себе негативную коннотацию10. Тем не менее допускается применение мужского обозначения к референту-женщине, что часто даже повышает её статус в обществе.

В английском языке демонстрируется само собой подразумевающееся превосходство одного пола над другим, которое присваивает словам мужского рода положительные свойства. Нередко можно встретить слова, которые употребляются в адрес обоих полов, но с абсолютно разной коннотацией. Будучи позитивно окрашенными в применении к мужчинам, они несут негативный смысл для женщин. Такое семантически выраженное умаление человеческого достоинства женщины можно наблюдать, например, в слове «professional». Предложение «he is a professional» описывает прекрасно владеющего своей профессией мужчину, в то время как в предложении she is a professional имеется в виду женщина-проститутка. Также существительное master означает хозяина, владельца, а вариант женского рода mistress — любовницу. Bachelor — холостяк и негативно конотированное слово spinster — старая дева. Governor обозначает человека, которого выбирают управлять городом, областью или регионом, в то время как governess означает женщину-гувернантку.

По данным, приведенным Дж. Стэнли, в американском варианте английского языка существуют не менее 220 слов для обозначения женщины лёгкого поведения и только около 20 слов для мужчин подобного типа[11, с. 23—24]. Таким образом, в английском языке фиксируется картина мира с мужской точки зрения. Язык создаётся с точки зрения мужской перспективы, женское же предстаёт в нем в основном в роли объекта.

Устранение приведённых проблем не служит конечной целью феминистского движения. Идея замены сексистских слов и понятий, в частности местоимений, на гендерно нейтральные не является новой. Тем не менее она набирает все большую популярность в современном американском обществе.

В ходе исторического развития проблема отсутствия в английском языке по-настоящему гендерно-нейтральных местоимений становится все более острой. Еще в середине XIX века начали предлагаться новые местоимения, такие как sie и группа местоимений Спивака (Spivak pronouns). Также личное местоимение they используется в качестве гендерно-нейтрального на протяжении столетий[2, c. 102—105].

Примечательным, на наш взгляд, является употребление themself, современной политкорректной формы возвратного местоимения 3-го лица единственного числа, заменяющей himself или herself (The child washed themself in the lake). Несмотря на то, что многие носители языка не признают эту форму как грамматически правильную, ее существование закреплено в большинстве словарей современного английского языка[12, c. 53].

Гендерно-универсальное местоимение единственного числа he давно приводит к путанице в восприятии: имеются ли в виду только мужчины или среди них есть и женщины (No man is an island).

В наши дни местоимение he принято использовать преимущественно в тех случаях, когда речь идёт о деятеле-мужчине, что подразумевает категоризацию гендерно-немаркированного лица по мужским признакам. В противном случае he в метагендерном значении несёт андроцентричную коннотацию, вызывает многочисленные нарекания феминистских идеологов и является признаком старомодности и сексизма в языке.

Что касается неличного десемантизированного местоимения it, то оно со временем стало нести негативную окраску при указании на человека или животного, поскольку подразумевает уничижение объекта, к которому применимо.

Личное местоимение she ассоциируется с традиционными женскими ролями (домохозяйки, матери, любовницы и т.п.).

Политкорректное словосочетание из двух местоимений he or she указывает на неопределённое лицо, не детерминируя половую принадлежность (If a student wants to succeed, he or she should work hard)[12, c. 57—63]. Однако нередко данная вариация нарушает стилистическую гармонию в речи.

Всего этого спектра вариантов местоимений для современного общества недостаточно, так как не каждый человек четко вписывается в парную гендерную модель, зачастую игнорируются усложнившиеся реалии личностного самоопределения. К примеру, университетская жизнь США претерпевает глубинные изменения в вопросе отношения к небинарным студентам (тех, кто не относит себя ни к мужскому, ни к женскому полу). Администрации американских колледжей и университетов ставят своей приоритетной задачей обеспечение безопасности и психологического комфорта для всех своих студентов путем внедрения обязательного гендерно-инклюзивного языка.

В последнее время все больше и больше американских колледжей и университетов разрешают своим студентам выбирать для себя личное местоимение, что подразумевает выход за бинарные рамки местоимений he или she (с 2015 года в Университете Вермонта (the University of Vermont) «he», «she», «they» (для одного человека) и «ze», наряду с «name only», в Гарварде (Harvard University) — ze, hir, hirs). Они также предлагают третий вариант -гендерно-нейтральное «ze». Традиционные местоимения «he» и «she» в современных американских реалиях нередко могут быть расценены как оскорбительные и сексистские для определенных групп людей.

В августе 2016 года один из самых престижных американских университетов Принстон (Princeton University) официально запретил своим студентам и всем сотрудникам в своём кампусе употребление гендерно-специфичных слов и устойчивых выражений («he», «she», «man hours») в любого рода документах¹³. Сознательное использование неправильного местоимения в адрес трансгендеров и людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией является нарушением кодекса университетов.

Обращение Ms позволило женщинам не указывать свое семейное положение, однако недавно возникла новая форма обращения — Mx (вошедшая в Oxford English Dictionary), которая помогает людям не указывать свой пол¹⁴.

Так или иначе, но гендерно-нейтральные неологизмы, характеризующиеся неестественностью написания и звучания (y, em, eir, eirs, eirself; zie, zim, zir, zis, ziself; sie, sir; hir, hirs, hirself; ver, vis, vers, verself; tey, ter, tem, ters, terself; e, em, eir, eirs, emself), не достигают широкого употребления в речи. Однако стоит отметить, что некоторые из новых местоимений вошли в ряд литературных произведений, а также употребляются в среде людей с небинарной сексуальной ориентацией.

Проанализировав руководства по употреблению гендерно-корректного языка (speech codes), размещённые на официальных сайтах ряда американских университетов (the University of Vermont, the University of Tennessee, Harvard University, Princeton University и др.), мы приводим несколько наиболее распространенных способов избежать сексизма в современном английском языке:
— замена суффикса -man на другое слово, не имеющее гендерной маркировки (person/people, individual(s), human(s), human being(s));
— использование местоимений множественного числа. Somebody left their jacket;
— употребление множественного числа имён существительных. When a student writes an essay, he must proofread it carefully. — When students write their essays, they should use the spell checkers on their computers;
— употребление гендерно-маркированных местоимений только для обозначения конкретного пола конкретного человека. Употребление артикля вместо притяжательных местоимений в качестве модификатора. Somebody left his jacket. — Somebody left a jacket;
— использование двойных местоимений s/he, he or she, he/she.

Тем не менее следует помнить об умеренном использовании данной гендерно-нейтральной конструкции во избежание стилистических несуразностей в языке. В особенности это касается грамматических конструкций смешанного типа, например: «One should consult their physician before taking the medicine» («one» — в единственном числе, «their» — во множественном). Следовательно, лучше использовать нейтральные слова, не искажающие смысл повествования. К примеру, «He told the students to close their textbooks» можно изменить на «The professor told the students to close their textbooks», заменяя местоимения нейтральными существительными. Ask him to define the thesis statement. — Ask the author to define the thesis statement;
— предпочтительное употребление нейтральных местоимений «everybody», «someone»;
— поиск альтернативных названий для исторически гендерно-маркированных профессий. Congressman/congresswoman — congressional representative; waitress/waiter — server; food server;
— использование страдательного залога. Profound research should be done by anyone who wants to make an important decision;
— замена идиом, пословиц и поговорок с дискриминирующим подтекстом «the man in the street» — the average person, an ordinary person, «man to man» — person to person. Также встречается употребление фразеологических дублетов, например: the man/woman in the street; be your own man/woman;
— запрет так называемых ласкательных обращений, применяемых только к женщинам: darling, sugar, honey и не имеющих практики употребления в адрес мужчин;
— неуместность употребления некоторых пословиц и поговорок, отражающих уничижительное отношение к женщинам (If a husband sings, the wife must follow in tune; words are women, deeds are men);
— отказ от употребления Girl в адрес взрослых женщин, например: girl athlete, girl reporter. Такое же неприятие вызывает слово Lady, обращённое к женщинам профессионалам (lady doctor, lady lawyer);
— при обращении к смешанной аудитории рекомендуется по возможности использовать местоимение «you» («Вас») или безличное «one» («один»). Например, вместо, «A nurse must wash her hands» («Медсестра должна мыть свои руки») наиболее приемлемо сказать «You must wash your hands» («Вы должны мыть руки»). Однако необходимо помнить, что при слишком частом использовании «you» может сложиться впечатление, что вы командуете аудиторией13-15-16-17.

Несмотря на постоянное обновление руководств по использованию гендерно-инклюзивных языковых средств, не стоит забывать и о более сознательном отношении к речи в целом. Возрастающий интерес к созданию и распространению в речи гендерно-нейтральных форм и обращений создает множество проблем для лингвистов и переводчиков. К примеру, в руководстве по переводу технической документации содержится целый ряд инструкций и рекомендаций по избежанию гендерно-специфичного языка: использовать повелительного наклонение (Open this!), второе лицо (you) вместо третьего (he, user), личные и притяжательные местоимения во множественном числе18. Однако подобные руководства все равно не исчерпывают проблемы адекватного перевода в современных политкорректных реалиях.

Язык — это не просто отражение культуры и средство коммуникации. Сегодняшние перемены в западноевропейском обществе настраивают на переосмысление и реформы английского языка с целью преодоления заключённой в нем гендерной асимметрии, сложившихся стереотипов и навязанных моделей поведения и оценки действительности.

Современное образование строится на идее подготовки представителей нового поколения к жизни в условиях многонациональной и поликультурной среды. Воспитание терпимости к иной культуре, адекватное восприятие существования другой точки зрения на общественные явления и способность к безоценочному восприятию коммуникативных норм являются необходимыми составляющими продуктивного межкультурного общения. Следовательно, на наш взгляд, освещение современных тенденций в использовании гендерно-инклюзивного языка представляет собой неотъемлемый компонент в обучении английскому языку.

Примечания

  1. Mills S. Feminist Stylistics. — London: Routledge, 1995. ISBN 978-0-4150-5028-9.
  2. Lakoff R. Language and Women’s Place. Text and commentaries. Revised and expanded edition. — Oxford: University Press, 2004. ISBN 978-0-1951-6757-3.
  3. Сепир Э. Мужской и женский варианты речи в языке // Избранные труды по языкознанию и культурологии. — M., 1993. ISBN 5-01-002079-3.
  4. Кирилина А. В. Гендер: Лингвистические аспекты. — М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 1999.
  5. Penelope J. Speaking Freely: Unlearning the Lies of the Fathers’ Tongues. — NY: Pergamon, 1990. ISBN 978-0-8077-6244-8.
  6. Spender D. Man Made Language. — London: Routledge and Kegan Paul, 1980. ISBN 978-0-7100-0675-2.
  7. Holmes M. What is Gender? Sociological Approaches. — L.: Sage, 2007. ISBN 978-0-76194-712-7.
  8. DOI 10.4135/9781446216200.
  9. Merriam-Webster Online Dictionary [Электронный ресурс]. — URL: https://www.merriam-webster.com/dictionary/poet (дата обращения: 17.01.2017).
  10. Токарева Е. Н. Специфика выражения оценки в гендерном дискурсе: на материале современного английского языка: дис канд. филол. наук. — Уфа, 2006.
  11. Чернышова Е. А. Гендер как основа категоризации объектов в английском языке: дис канд. филол. наук. — Тамбов, 2013.
  12. Stanley J. P. Gender-marking in American English: Usage and Reference. In Sexism and Language. — Urbana, 1977. — Р. 44—76. ISBN 978-0-8141-4373-5.
  13. Lazar M. Feminist Critical Discourse Analysis: Gender, Power and Ideology in Discourse. — Palgrave Macmillan, 2008. ISBN 978-1-4039-1486-6. DOI 10.1057/9780230599901.
  14. Utilizing Gender Inclusive Language. Princeton University [Электронный ресурс]. — URL: https://www.princeton.edu/hr/progserv/communications/inclusivelanguage.pdf (дата обращения: 17.01.2017).
  15. Oxford Dictionary Online [Электронный ресурс]. — URL: https://en.oxforddic-tionaries.com/definition/mx (дата обращения: 17.01.2017).
  16. The University of Vermont [Электронный ресурс]. — URL: https://www.uvm.edu/diversity (дата обращения: 17.01.2017).
  17. The University of Tennessee [Электронный ресурс]. — URL: https://policy.tennessee.edu/ (дата обращения: 17.01.2017).
  18. Harvard University [Электронный ресурс]. — URL: https://www.hsph.harvard.edu/diversity/lgbtq-safe-spaces/ (дата обращения: 17.01.2017).
  19. Gender-neutral Technical Writing [Электронный ресурс]. — URL: https://techwhirl.com/gender-neutral-technical-writing/ (дата обращения: 17.01.2017).